Культура Новой Эпохи

                                                                                        Из прошлых Заветов перенесемся

                                                                                        в будущие достижения.

                                                                                                                       Мир Огненный.

Вехи светлого будущего

«Всем духом устремляйтесь к светлому буду­щему. Огненная энергия, несущая нас в сферы надземные, накапливается здесь, на Земле, и луч­шим будителем ее будет радостная устремлен­ность в будущее. Сила наша умножается, когда мы переносим наше сознание в будущее. Особая энергия привлекается, когда мысль живет в буду­щем. Только к устремленному в будущее прилета­ют частицы драгоценных энергий. Устремление к будущему уже будет означать проявление Агни».

 Новая эпоха приносит новые условия жизни, новые возможности. Они требуют новых путей, нового миросозерцания, нового мышления. Новое мышление вспомнит об основных Законах (см. выше гл. 7,8). Человек Новой Эпохи будет знать Космические Основы Бытия и согласовывать с ними свою жизнь. Весь общественный и государственный строй будет утвержден на законах космических.

На фоне знания всех Космических Законов Бытия Новая Эпоха выдвигает новые определи­тельные и новые формы — новые понятия, кото­рые необходимы для новой ступени эволюции че­ловечества. Она указывает основы, на которых будет созидаться Новый Мир. Так, строительст­во Нового Мира требует перерождения сознания. О понятиях Новой Эпохи в дальнейшем и будет разговор.

Одно из главных понятий — Культура: Новая Эпоха будет эпохой провозглашения верховного главенства Культуры. Творчество и Знание зай­мут должное положение. Будет понято настоящее значение искусства и науки. Как красота и искус­ство, так наука и знание будут главнейшими цен­ностями Эры Новой Культуры.

Труд будет понят как естественное наполне­ние жизни, как радостная основа и свобода жизни. Также и сотрудничество: создается эпоха общего дела. Сотрудничество сделается основою созида­ния. Приходит Эра радостного строительства, ве­ликого сотрудничества всех народов.

Сотрудничество в Новой Эпохе будет не толь­ко планетарным, но и космическим. Так, одним из понятий Новой Эры будет сотрудничество с Кос­мосом, с дальними мирами. Утвердится устремле­ние к высшим планетам как к сужденному нам пути. Также утвердится сознательное участие человека Новой Эпохи в жизни невидимых Миров Надзем­ных — Тонкого и Огненного. Так выдвигается по­нятие сотрудничества с Высшими Мирами.

Человечество подошло к такой точке своего развития, когда Космическая Иерархия будет вновь осознана и принята как главнейший фактор нашего движения по пути эволюции. Люди вновь вспомнят и примут понятие Учителя. Так утвер­дится Сотрудничество с Иерархией, с Великими Белым Братством.

Значение Культуры

Возвещена Сатия Юга — благословенная Светлая Эпоха человечества. Какое же великое понятие, какая Благодать прежде всего будет в ос­нове этого очищения и преображения нашей жиз­ни? Конечно, это будет та Благодать, которой объединяется все вмещение, все прекрасное, все вдохновляющее и воздымающее. Поистине, это будет то великое прекрасное понятие, которое че­ловечество понимает под словом Культура.

 Слово «Культура» имеет два корня — первый друидический, второй восточный, «Культ» всегда останется почитанием Благого Начала, а слово «Ур» — старинный корень, обозначающий Свет, Огонь. Так, «Культ-Ура» значит Культ, или по­читание, Света.

Культура есть накопление высочайшей Благо­дати, высочайшей Красоты, высочайшего Знания. И краеугольный камень будущей Культуры поко­ится на Красоте и Знании. Красота и Знание яв­ляются основами всей Культуры, и именно они ме­няют всю историю человечества. От первобытных времен весь прогресс, все счастье, все просвеще­ние человечества слагались Красотою и Знанием.

Также и устоями грядущей эволюции будут искусство и наука. Расцвет искусства и науки раз­решает житейские кризисы. Именно он заставляет людей задуматься над проблемами жизни. Где Культура, там и правильное решение труднейших социальных проблем. Где Культура, там и мир. Без Культуры не может быть международного со­глашения и взаимного понимания. Истинное международное понимание лучше всего создается на почве искусства и науки.

Искусство — сердце народа. Знание — мозг народа. Только сердцем и мудростью может объе­диниться и понять друг друга человечество. Толь­ко Красота и Знание могут объединить человече­ство и вести его к истинному счастью и благососто­янию. Только на почве истинной Красоты, на поч­ве подлинного Знания установятся добрые отно­шения между народами. И настоящим проводни­ком будет международный язык Знания и Красо­ты искусства. Выше панацеи Культуры не знало человечество, и не будет знать, ибо в Культуре — сумма всех достижений огненного творчества.

Культура должна войти в ближайший каждо­дневный обиход. Для этого каждый мыслящий че­ловек должен неустанно вносить культурные ос­новы как в общественную, так и в личную жизнь. «Первый признак Культуры — отсутствие лич­ных раздоров». Расширение и утончение мышле­ния и чувства Красоты дают ту утонченность, то благородство духа, которым отличается культур­ный человек. Именно он может строить светлое будущее своей страны.

Даже приблизительное понимание основ ис­тинной Культуры совершенно преобразит жизнь и создаст необычайные условия для блестящих от­крытий, сужденных человечеству. Жизнь преобра­жается подвигами Культуры. Лишь эти подвиги составляют двигательную силу человечества. Свет един, и поистине международны врата к нему, и доступны они для всех искренних искателей Света.

Только путем Культуры возможно перерож­дение планеты. Так, Новую Эпоху можно строить лишь признаками Культуры, Культура так же вы­сока, как и Беспредельность. И, когда дух челове­ческий осознает эту Беспредельность, она обязы­вает его к непрестанному совершенствованию. Служение Культуре есть благородный подвиг че­ловечества.

Учение Махатм Востока выдвигает понятие терпимости как одно из главных условий и укра­шений Культуры. Так, высокая культурность есть высшая терпимость. Всякое желание заставить мыслить по своему рецепту не может служить признаком культурности. Широкообъятность по­нятия Культуры уже предполагает в самой себе необыкновенное разнообразие. Научиться ценить разнообразие — верный подступ к Культуре. Так великая терпимость откроет Врата к светлым по­строениям Будущего.

Красота и искусство

Помимо красоты, даваемой человеку Приро­дою, существует красота, которая дается посред­ством искусства. Искусство имеет целью ввести в обиход человеческой жизни часть божественной красоты, которая существует в природе. Через ис­кусство, которое творит красоту, имеем Свет. За­дача искусства — приблизить человека к понима­нию красоты. Искусство во всех его проявлениях и во всех его формах всегда будет началом духов­ным, будящим устремление к Красоте, к Высше­му — ив этом его главное и величайшее значение.

Познание чуда искусства открывает врата в царство Красоты. Поистине, в Красоте залог сча­стья человечества, потому искусство ставится высшим стимулом для возрождения духа. Жемчу­жины искусства, истинно, могут поднять и мгно­венно преобразить дух человека. Чудесные жем­чужины искусства дают возношение человечест­ву. Жизненность искусства, которое хранит божественный огонь, дает насыщение тем огнем, кото­рое возжигает дух. Творения искусства преобра­жают человека. Искусство должно служить воз­вышению сознания.

Произведения искусства должны стать до­ступны всем и каждому. Для всех должны быть открыты врата священного источника. Дайте ис­кусство народу, кому оно и принадлежит. Должны быть украшены не только музеи, театры, школы, библиотеки, вокзалы и больницы, но и тюрьмы должны быть прекрасны — тогда больше не будет тюрем.

Красота — это мощная самодовлеющая сила, которая действует облагораживающим и умиро­творяющим образом на все живущее. Красота вызывает в человеке высокие эмоции и светлые порывы. Красота является самым могущественным фактором совершенствования человечества. Благотворно влияние красоты на нравственное развитие человечества. Дорога в мир нравственного идет через мир прекрасного. Прекрасное преобра­жает человека, возвышает и сублимирует его.

Чудо луча красоты в украшении жизни подни­мет человечество. Достоевский сказал: «Красота спасет мир». Агни Йога говорит, что правильнее сказать — сознание красоты спасет мир. Не мо­жет смущаться идущий сознанием красоты. Мож­но научиться чуять себя вне пошлой обыденности и приобщиться духом к явленному миру красоты. Из чувства Прекрасного рождается благородство духа. Новый человек будет чутким к Красоте. Что может найти лучшую оправу для преданности, для устремленности, для неутомимости, нежели кра­сота? Но всякий принимает красоту по своему со­знанию и развитию. Чем больше человек развит, тем более красоты замечает он. Развитие способ­ности видеть красоту есть необходимое условие эволюции.

Надо развивать восприятие музыки, восприя­тие красоты звука. Нужно избирать хорошую му­зыку, она собирает наши чувства. Ритм укрепляет ум и Огонь. Ритм есть породитель сотрудничест­ва. Ритм зажигает общие огни, помогает избежать раздражения и разъединения, утверждает одина­ковое устремление.

Можно привыкнуть пользоваться искусством как конденсацией сил. Не только возвышение деятельности, но и обострение сил дает произведение красоты. Но это положение надо принять созна­тельно и научиться пользоваться эманациями творчества. Стремление к красоте и восхищение прекрасным мощно воздействуют на накопление огненной энергии.

ошибкою, если бы лишь известный класс художников стал творить, и плоды их были бы механически размножены. Такая механизация не поможет народу. Не только художники, посвя­тившие себя искусству, но весь народ должен по­сылать свои думы о творчестве. Пусть досуг на­полнится творчеством, и пусть народ поет. В хорах заключается великая сила гармонии.

Каждый должен попытаться послужить твор­честву. Пусть народ полюбит творчество, ибо ма­рафон творчества будет неизмеримо выше мара­фона бегунов. Необходимо приложить все усилия и все средства, чтобы пробудить священный огонь творчества в народе.

Знание и наука

Знание есть путь огненный. Знание есть врата к Братству.

Как отсутствие Света — тьма, так отсутствие знания — невежество. Потому деление на знание и невежество будет делением Света и тьмы. Все человеческое горе происходит от малого знания. Требуется различие между малой и большой прав­дой. Ничто так не уклоняет людей с пути, как ма­лая правда. Они выхватывают малые осколки, не думая о предыдущем и последующем. Такие ос­колки не лучше любой лжи, но смысл всего Миро­здания в величии Истины. К ней нужно готовить­ся всеми мерами, нельзя полагаться, что понима­ние величия Истины придет само.

Реальное знание без предрассудков будет вер­ным проводником в будущее. Простое утверждение знания даст выход противоречиям. Только знание может помочь вместить комплекс кажу­щихся противоречий. Предлагаем положить зна­ние в основу утверждения сознания. Знание мо­жет проложить путь к единому Учению. Ведь зна­ние идет из одного Источника. Там, где горит огонь знания, там суждено светлое будущее. Ши­рокое распространение знаний переродит мир.

Мы разграничиваем знание и науку, ибо зна­ние есть искусство, а наука есть методика.

Тернистые пути науки

Учение Махатм Востока напоминает: среди невежества средних веков даже мысль о летатель­ных аппаратах считалась чем-то колдовским. Те­перь люди с сожалением оглядываются на невежд средневековья и принимают воздухоплавание как нечто естественное.

Де Ко был посажен в сумасшедший дом за его уверенность в силе пара. Над Фультоном глумил­ся даже его собственный брат. Доказывалось, что не может быть никаких планет между Марсом и Юпитером. Отрицалась возможность исследова­ния химической природы светил. Юнг и Френель были осмеяны за открытие световых волн. Рос­сийская Академия Наук не хотела иметь в составе своем Менделеева. В конце XIX в. на парижском конгрессе физиков изобретатель фонографа Эди­сон был признан шарлатаном и мошенником. Та­ких примеров невежества можно было бы привес­ти множество.

Не так давно отрицали расщепление атома, не верили в радио. Еще недавно телевидение было сказкою, люди считали это недоступным, но при­няли скоро как условие их комфорта. Напоминает­ся об этом, ибо много достижений находятся сейчас в положении средневековья. Будут аппараты, определяющие эманации, будут измерять мысли, но сейчас лишь некоторые допускают такие воз­можности. Можно представить, что измерения мысли и определение эманации не понравится многим, привыкшим скрывать даже свой возраст.

На путях к широкому научному действию сто­ит немало преград, среди которых мировоззренче­ский догматизм играет большую роль. Предрас­судки в науке могут быть еще страшнее, чем в ре­лигиях. Невежество, если к тому же оно забаррикадировалось догмами, — опасный враг, грозя­щий многими бедами. Точно фарисеи древности, догматики прячут страх перед допущением того, что другим очевидно.

Все особенные явления объявляются совпаде­нием или случайностью. Самые очевидные явле­ния объясняются самым нелепым образом. Пре­красные огненные знаки отбрасываются в область суеверия, и явления действительности попадают в разряд недопустимого. Так действительность за­меняется условною очевидностью. Как только догматики выходят за пределы опыта прошлого дня, они начинают покрывать свою беспомощ­ность неопределенными пыльными названиями. Они восстают против метафизики и мистицизма, прикрывая этими пугалами все научные возмож­ности грядущего дня.

Ложь миража заставляет бояться некоторых выражений. Догматики не любят слова «дух», хо­тя знают, что это известное состояние материи. Они пугливо избегают слова «создатель», хотя от­лично знают, что каждое материальное создание имеет своего создателя. Ложь и страх — плохие советчики. Можно привести множество суеверий, уподобляющих взрослых детям. Просим, оставьте все суеверия и знайте во всей действительности. Жаль скачущих на одной ноге. Это зрелище напо­минает сказку, когда нянька, чтобы ребенок не убежал, внушила ему, что признак высокого ро­да — ходить на одной ноге.

Как материалисты-практики, Мы можем на­стойчиво укорить всех ложнореалистов и догмати­ков. Их униженная наука и слепота мешают достижению того, к чему они стремятся. Не любим невежд, не любим трусов, попирающих в ужасе возможность эволюции. Ведь никто не употребля­ет убогий первобытный паровоз. Также никто не может остаться при младенческом понимании ре­альности. Потому будьте реалистами истинной реальности.

Большим тормозом в научной работе является опасение, что утверждение материальности созна­ния и мысли будет понято как подтверждение цер­ковного догмата «о бессмертии души», а потому ученый, доказывающий материальность сознания и мысли, вместо ученой степени может получить звание «церковника». «Точно во времена религи­озных войн и гонений, смелые и прозорливые наблюдатели должны прятаться, как алхимики от инквизиции. Пусть не думают, что напоминание об инквизиции неуместно. Разные стороны жизни находятся под инквизиционным давлением». За­претительные отрицания не допускают новых до­стижений и вычеркивают из бытия возможности блестящих открытий. Так темные препятствуют истинному познанию Космоса, так они стараются затушить пламя высшего знания. Исключение возможности беспредельного познавания, ограни­чение только очевидностью, только материальным миром — тормозит эволюцию, останавливает раз­витие сознания.

Блестящее будущее науки

Если проследить развитие науки за последнее столетие, можно изумиться прогрессу знания. По­лезно сравнить, чем была наука всего полтора века назад и чего она достигла теперь. Такое сравнение откроет глаза на блестящие возможности будуще­го. Проходит то время, когда во имя какой-то ложной научности были отрицаемы великие Ре­альности. Наступает творческая эпоха, когда зна­ние будет отворяющим, но не отвращающим.

Никто не может утверждать о сложившейся мироизученности. Только невежда может ска­зать, что все уже «найдено». Разумнее будет до­пустить, что многое существует, но нам неизвест­но. Знания всех тайн Космоса обширны, как оке­ан, многие из них не могут быть познаны нами в настоящее время, но это не значит, что они вообще непознаваемы. То, что мы не знаем сегодня, мы можем узнать завтра. Признавать же несуществу­ющим то, чего мы не знаем, — очень печальное и вредное заблуждение. Пусть же голословное от­рицание будет заменено чистым и мужественным «не знаю»!

Со старой наукой в будущем мире далеко не уедешь. Нововведения во всех областях науки необходимы. Несовершенная изобретательность уловила невидимые лучи грубым воображением, грубыми приборами все же были уловлены косми­ческие токи. Но воображение может быть утонче­но и приборы улучшены.

Науке не надо изменять методов, надо лишь расширить свою область. Не опрокидывая дости­жений науки, необходимо их расширять. Как тре­тье измерение не опрокидывает законы плоскости, но бесконечно шире их; как теории Эйнштейна не опрокидывают законы Эвклида, но включают их — так же законы духовного знания бесконечно шире законов современной науки и включают их. Наука постепенно приближается к решению за­гадки жизни, космических законов, существова­ния невидимых миров, и многие непонятные явле­ния жизни найдут свое реальное объяснение.

Наука в своих последних открытиях очень близко соприкоснулась с неизвестными до сих пор тонкими энергиями и с потусторонним миром. Экспериментальная психология, имея постоянные столкновения с явлениями, необъяснимыми с точ­ки зрения видимого физического мира, приводит науку к порогу потустороннего мира и постепенно, пока лишь ощупью, начинает проникать и изучать тот невидимый мир и его законы, которые долгое время атеизмом отрицались.

Атеизму, отрицающему мир невидимый, все труднее становится отрицать и замалчивать явле­ния, происходящие из невидимого мира, ибо они происходят каждый день, а попытки атеизма объ­яснить эти явления методами, пригодными для объяснения явлений физического мира, положи­тельных результатов не дают. А основные вопро­сы Бытия как раз имеют отношение к Высшим Мирам, которые имеют свои законы, называемые космическими.

Слишком часто употребляют слова в их невер­ном значении. Говорят о сверхъестественном, вместо того чтобы сказать — необычное. Сверхъестественное не существует по всем Мирам. Мо­жет быть, для неведения — необычное, но даже это определение условно. Необычное — только для текущего состояния. Главное, не отрицать то, что в данное время кажется необычным.

Нельзя бояться того, что нас окружает. И тем самым мы будем выявлять новые построения, еще вчера бывшими неощутимыми или невидимыми. Так можно привыкать к самому, казалось бы, нео­бычному. То, что вчера было запрещено невежеством, завтра станет как бы участником и вдохно­вением жизни. Можно усвоить, насколько в мире много необычного. Без такого понимания люди не найдут своего земного положения. Нельзя мыс­лить об эволюции, если неизвестны отправные причины и достижимая цель. Не имеет смысла земное существование без понимания причины и следствия.

Парапсихические явления еще не объяснены. Но это не значит, что они не могут быть объясне­ны. Их надо раскрыть — только и всего. Когда-то зрение было загадкой, но потом его объяснили. Если такой закон не открыт — это не значит, что его нет. Если мы не видим миров невидимых, это не значит, что они не существуют. Многое, что раньше высмеивалось, теперь подтверждается по­зитивной наукой. Громадные достижения совре­менной науки еще ничтожны в сравнении с тем, что будет открыто. Развитие знания бесконечно. Непонятное, недосказанное сегодня станет понят­ным завтра.

И кто скажет, что больше не будет открыто ничего невидимого? И что в будущем не будет найден такой тонкий аппарат, который даст воз­можность заглядывать в миры невидимые, как мы видим и слышим другую страну в телевизоре, хотя она находится за тысячи километров от нас? Будет исследовано то устройство мозга и нервных цент­ров, которое дает возможность принимать вибра­ции невидимого, и найдена та особая физиология, которая объяснит ясновидение.

Нет никаких разногласий между Агни Йогой и современной наукой, а может быть только вре­менное отставание последней, так как все самые последние и сенсационные открытия нашей моло­дой науки для Махатм Востока были давно прой­денным путем. Великие Учителя человечества знают больше, чем наши ученые. В этом нет ниче­го унизительного или постыдного для нас. Вели­кие Учителя владеют первоисточниками знаний, о которых мы не имеем понятия, но которые будут доступны будущим поколениям.

Ученым предстоит преодолеть некоторые на­учные суеверия и экспериментально подойти к ос­воению Космических Законов. Признание наукой этих Законов будет результатом изучения свойств тончайших энергий, наполняющих просторы Бес­предельности, а также составляющих духовную сущность каждого человека.

Первоочередные задачи науки

Самым важным Агни Йога считает исследо­вание тончайших энергий. «Пора от грубых слоев материи перейти к тончайшим энергиям». «Скры­тые тончайшие силы или энергии требуют такого же утонченного и строго научного отношения к ним». Наука должна проникнуть в тайны тончай­ших энергий, проникнуть в тайны вибраций (излу­чений) и их роли в жизни Вселенной. Наука долж­на широко раздвинуть свои границы, принять в свои пределы не только физические явления, но и сверхфизические, и рядом с эволюцией формы признать эволюцию психическую и духовную.

Для познания тончайших энергий нужно прежде всего исследовать и понять смысл явле­ний, которые мы наблюдаем повседневно и кото­рые присущи всем нам, — сознание, психические феномены. Мудрость всех веков указывает: «По­знай самого себя». В таком совете обращено вни­мание на самое сокровенное, которому суждено стать явным. Агни Йога предлагает ученым за­няться исследованием человеческого организма, ибо в нем таятся великие возможности. Мысля­щий человек наполнен тончайшими психическими аппаратами, только в настоящее время они находятся в спящем состоянии. Как изучать дальние миры, когда не обращаем внимание на возможнос­ти новых функций человеческого организма!

Исследование человеческих излучений, или эманации, фотографирование аур, откроет необъ­ятные горизонты. Необходимо начать изучать не только огни и лучи, но и секреции человеческие. Можно видеть, насколько сильна кровь, так же мощна слюна и прочие выделения желез. Но нуж­но произвести наблюдения о причинах увеличения и уменьшения энергии этих продуктов. Ядовита слюна гнева, и благородна слюна благости. Разве не важно изучать такие общеизвестные проявле­ния, которые не могут быть заменены механичес­кими препаратами? Подойдем к утерянным зна­ниям о веществе психической энергии.

«Нервные центры и выделения желез образу­ют будущее направление медицины. Через эти об­ласти человечество подойдет к обнаружению тон­чайшей энергии, которую для упрощения пока на­зываем духом. Явление нахождения эманации этой энергии будет ближайшим развитием культу­ры. Может быть, этот путь наблюдений за выде­лением желез натолкнет на существование и дру­гих отложений. Ведь их секреции лишь недавно заслужили внимание, хотя древняя медицина дав­но указывала на значение выделений. Этот вопрос стыдливо обходился».

Под названием «парапсихических явлений» наука начала изучать скрытые силы человека. Пе­редовые ученые интересуются этими явлениями. «Природу мысли надо исследовать. Например, могут ли известного характера и напряжения мыс­ли влиять на жизнь растений? Как реагируют на разные мысли животные? Как чувствует себя сре­ди мыслей сам господин человек? Вообще надо об­следовать мысль как живой фактор сущего». Агни Йога дает некоторые указания по поводу опытов по изучению энергии мысли и передачи ее на рас­стоянии. «Наука о передаче мысли на расстоянии является сужденным достоянием человечества». К тончайшим энергиям относится также и пси­хическая энергия, которую необходимо начать ис­следовать со всем вниманием. Ее развитие есть са­мая насущная задача человечества. Она должна занять внимание всех просвещенных людей. Уче­ные, говорящие о подсознании, о мозговых и нерв­ных рефлексах, о животном магнетизме, о телепа­тии, говорят, конечно, об одном и том же — о психической энергии, но это слово почему-то не произносится. Урывки знания сами просятся в одно русло, но суеверие мешает обобщать факты. Чис­тая наука не боится переулков.

«Просим врачей разных стран заняться иссле­дованием сердца. Мы советуем ученым — нужно наблюдать сердце всеми вашими приемами, и вы натолкнетесь на неясные вам явления. Сердце, это солнце организма, есть средоточие психической энергии».

Условия процветания науки

Чтобы наука отвечала требованиям Новой Эпохи, чтобы наука приблизила прекрасное буду­щее человечества, чтобы наука достигла новых блестящих высот — необходимы шесть условий.

Первое условие — наука должна быть совер­шенно свободной — знание не должно быть отемнено насилием, ни внешним, ни внутренним. Нельзя отягощать исследователя преднамеренны­ми методами — каждый исследователь имеет пра­во на свой путь. Кто предпишет химику пользо­ваться лишь одной группой элементов? Кто заста­вит историка и философа не касаться историчес­ких фактов? Нельзя приказывать не знать истину и не стремиться к ней. Если твердо убеждение, что Истина одна, — не может быть опасений, что най­дется другая истина.

Второе условие — наука должна быть нео­граниченной. «Как пчелы собирают мед, так надо собирать знание отовсюду. До сих пор знание разграничивалось, и целые области его оказывались под запретом, под сомнением и в небрежении Ученый должен быть, прежде всего, открытым всему сущему. Для него не должно быть запрет­ных областей». «Каждый ученый должен понять глубину перспективы Бытия». «Мало-помалу признаем, что около нас существует множество явлений, которые не укладываются в законы при­митивной физики». «Готовится великое будущее, но не может оно быть примитивно». «Нельзя предполагать бедность Мироздания».

Третье условие — изыскания должны быть непредубежденными. Не может ученый вести опыт, предпосылая недоверие. Такой опыт поте­ряет три четверти вероятности. Недоверие пресе­кает самые нужные и близкие достижения. Предвзятость мысли умерщвляет многое уже сужденное. Предрассудков и предубеждений в науке не может быть. Лишь непредубежденное познание поможет приблизиться к Истине.

Четвертое условие — проявление самого широкого допущения. Ужасна окаменелость, ко­торая не допускает новых достижений. Пусть уче­ные найдут в себе решимость и мужество не отре­каться от того, что им в данное время еще не изве­стно, еще не открыто. Истинный ученый имеет глаз открытый и мысль нестесненную. «Научная задача основана на широком допущении, но псевдонаучная полна отрицания». «Совершенно ис­ключается эволюция там, где не допускаются воз­можности познавания беспредельного».

Пятое условие — факты должны изучаться честно. Явления надо принимать со всей добросо­вестностью и честностью. Факты надо принимать так, как они есть, а не как предписывают предрас­судки, эгоизм, самомнение; надо брать факты в их полноте, ибо часто ученые выделяют одну подроб­ность по своему усмотрению, отворачиваясь от са­мого яркого явления и пренебрегая самыми непо­вторяемыми событиями, если они не соответству­ют их настроению. Обычно ученые среди многих верных заключений упускают самое главное. Не столько из противоречия, сколько от неумения во­образить такие понятия. Физиология и философия на разных языках одинаково избегают говорить о самом главном. Особенно прискорбно наблюдать, какие уловки будут изобретены, чтобы не произ­нести самого простого и не подойти к решению простейшему.

Наконец, шестое условие: ученые должны быть интуитивистами. Важно, чтобы ученые обла­дали тонким сокровенным восприятием. Все вели­кие открытия для блага человечества будут исхо­дить не от огромных лабораторий, но будут нахо­димы духом ученых, обладающих синтезом. На­учные открытия будут направлены огнем чувствознания. Вера есть мужество духа, который стремительно бросается вперед, уверенный, что найдет истину. Эта вера — не враг разума, а его свет. Это вера Колумба и Галилея, которая желает провер­ки. Это единственная вера, возможная в наши дни.

***  ***